Время, которое можно назвать любовью

Время, которое можно назвать любовью

Живет в Братске замечательный педагог – Николай Васильевич Пернай. У него много регалий: Ветеран педагогического труда, отличник среднего специального образования СССР, отличник профессионального образования России, почетный работник начального профессионального образования РФ, кавалер ордена «Знак Почета», Заслуженный учитель России, кандидат педагогических наук. Но для своих учеников – он просто замечательный учитель, тот самый Учитель, которого нельзя не вспоминать с теплотой и любовью.

В педагогику меня вели случайности. Сначала я не смог поступить после школы на философский факультет в Кишиневе, потому что занятия там велись на молдавском языке, который я знал плохо, и в Киеве не смог – там занятия велись на украинском, поэтому я поехал в Москву в госуниверситет им. М.В. Ломоносова, и поступил на исторический факультет. Правда, на очное отделение я не дотянул несколько баллов. Оказался я в компании с фронтовиками, с очень интересными людьми на 6 лет.

За эти шесть лет произошло многое. Как заочнику, Николаю Васильевичу надо было искать работу. В Молдавии с работой было сложно, и приходилось работать то грузчиком, то кочегаром, то разнорабочим. Сам Николай Пернай говорит, что интереснее всего была именно работа разнорабочего на ведущей молдавской селекционной станции. Но когда пришла пора ехать на сессию, его не хотели отпускать, потому что учился он не по аграрной линии. Пришлось уволиться. Потом была работа упаковщиком на винной фабрике, но специфика работы тоже заставила уволиться.

Время, которое можно назвать любовью
После окончания школы

Но место под солнцем надо было искать. Для этого пришлось уехать с родины – я завербовался по комсомольской путевке и оказался в Казахстане в Джезказгане на стройке жилья для шахтеров. Там было очень тяжело выживать и психологически, и физически – такой там собрался контингент. Мне даже пришлось вспомнить, что я занимался боксом. Не раз я попадал в самые неприятные и опасные ситуации. Но, слава богу, к концу вербовки я был жив и здоров. И надо было выбирать дальше дорогу. Четкого плана, куда деваться, у меня в голове не было. Я вообще не очень-то понимал, чем смогу заниматься в жизни – меня тянуло писать…

Но писать, пока Николай Пернай учился и работал, конечно, было некогда – во время сессии все умственные силы уходили на подготовку и сдачу экзаменов, а тяжелая работа отнимала все физические силы. В то время в руки Николая Васильевича попала книга Анатолия Кузнецова «Продолжение легенды» – рассказ о строительстве Иркутской ГЭС на Ангаре, которая на тот момент уже была построена. Николай Пернай доехал до Петропавловска казахского, который стоит на пересечении с Транссибирской дорогой, и не раздумывая уже, он взял билет прямо на Братск.

Время, которое можно назвать любовью
Студенчество

Николай Пернай так вспоминает о своем прибытии в Братск:

В те годы и Братск гремел, и мы были молоды, и все было не просто интересно, а было потрясающе интересно. А когда я приехал в Братск, я был потрясен! Во-первых, Ангара – потрясающей красоты! Я такого чуда не видел никогда. Столько леса! Такая вода, река! Я руку опустил в Ангару в первый же день приезда, вода между пальцами аж свистит. Я просто ошарашен был. Но еще больше я был ошарашен другим. Я такое помню только в детстве. Не смотря на то, что это были годы войны, мы все пережили страшный голод, но это было самое счастливое время моей жизни – я купался в любви, меня все любили и я всех любил. И здесь я почувствовал: время, которое можно назвать Любовью – оно возвращается ко мне.

Как и все тогда в Братске, Николай Пернай рвался, во что бы то ни стало, в котлован. Но не получилось – им требовались бетонщики, взрывники, сварщики… А запас денег тем временем истощался – нужно было искать какую-то работу. И вот тут-то случай и привел его в педагогику. Вот как вспоминает об этом в своей биографической книге «Вернись в дом свой»:

«В расстроенных чувствах бродил я по улицам поселка Постоянного, тогдашнего административного центра Братска, пока по совету кого-то из новых знакомых не попал к заведующему гороно А. А. Иноземцеву. <…>

Время, которое можно назвать любовью
С женой и детьми

После недолгих размышлений я принял предложение Иноземцева поработать годик-другой учителем в школе, хотя еще вчера ни о какой школе и ни о каком учительстве не помышлял. Да что там вчера, я не помышлял об этом никогда в жизни. 

– Школа находится в поселке Наратай, – улыбаясь, пояснял Алексей Александрович. – Это недалеко, но на другом берегу Ангары.

– Наратай так Наратай, – согласился я».

И с первых же своих уроков я сразу, сходу понял: вот это – мое! Мне это нравится! И больше ни о какой другой работе я и не помышлял!

Более 50 лет отдал он педагогике, и скольких учеников выучил – и не сосчитать. В течение этих лет он работал учителем истории, преподавателем и директором первого в Братске технического суза – Братского техникума целлюлозно-бумажной и деревообрабатывающей промышленности, директором Братского профтехучилища №63 (впоследствии преобразованного в первое в области экспериментальное многоуровневое Высшее профессиональное училище №63, затем – в Профлицей №63, а еще позднее – в Братский промышленный техникум). За годы, отданные ученикам, он написал совместно со своими педагогами и издал 6 научно-педагогических сборников «Живая лицейская педагогика», 6 авторских книг и более 35 статей по научно-педагогической тематике.

Время, которое можно назвать любовью

– Окружающая меня здесь атмосфера располагала к близости с людьми. И когда я начал работать в Наратае, меня поразило то чувство, что люди вокруг – это мои родные, близкие люди. Я их чувствую и понимаю. Я нигде до Сибири не встречал такого коллективного, взаимного сочувствия друг другу, дружелюбия и понимания. Это какое-то многоликое товарищество – не дружба в принятом понимании этого слова, но ты постоянно чувствуешь, что тебе не дадут упасть, не дадут пропасть, ты все время при деле, ты всегда востребован, к тебе хорошо относятся люди.

И главное, что он сделал – создал Педагогику любви.

Нельзя входить к ученику, не любя его. Только любящий учитель, любящий мастер, любящий преподаватель и наставник, любящий директор может обучать детей. И любовь – это единственный, универсальный ключ, который открывает любые сердца, – говорит Николай Васильевич.

Время, которое можно назвать любовью

И накануне 1 сентября он выразил пожелания своим работающим коллегам:

1 сентября для всех педагогов намного важнее, чем даже день учителя. Это величайший праздник для нас – учителей! И хочется поздравить всех с этим большим событием – с праздником 1 сентября и днем знаний! И хочется пожелать всем учителям, преподавателям, вузовским докторам, кандидатам и профессорам, мастерам производственного обучения, воспитателям детского сада не просто успехов в их деле, а постоянного желания работать, делать свое дело, не уставая от него, и делать его с любовью, как это делали многие педагоги из моего поколения. И быть востребованными, как были востребованы лучшие учителя прошлого, такие, как Карпов, как Лыткин. Быть востребованным постоянно, всю жизнь, и чувствовать, что то, что ты делаешь, важно и тебе, и тем, для кого ты это делаешь!

Ольга Артюхова

Фото автора, из архива Н. Перная

2+

Смотрите также

На старт! Прививочная кампания стартовала в Братске

Вакцина против гриппа “Совигрипп” начала поступать в лечебные учреждения Братс…