Новости - Подробно - 25.07.2019 17:50

Усть-Кутский межрайонный следственный отдел: о службе, верности профессии и призвании

Усть-Кутский межрайонный следственный отдел: о службе, верности профессии и призвании

25 июля – День сотрудников органов следствия. В феврале текущего года в структуре Следственного управления Иркутской области произошли некоторые изменения: два отдела – Усть-Кутский и Казачинско-Ленский были объединены в один – Усть-Кутский межрайонный следственный отдел. На смену прежнему руководителю Андрею Андреевичу Босаку, ушедшему на пенсию по выслуге лет, пришел новый – Антон Андреевич Карпенко. Его перевели в Усть-Кут из Иркутского отдела. Однако территория, следственный отдел в которой ему пришлось возглавить, для Антона Андреевича не оказалась незнакомой. Именно здесь началась его карьера следователя. Сюда, в Усть-Кут, когда-то, еще в 2013 году, он и приехал работать молодым, не аттестованным следователем.

Усть-Кутский межрайонный следственный отдел: о службе, верности профессии и призвании

Антон Карпенко



Корр.: – Что значит, не аттестованным?

Антон Карпенко: – Молодым, неопытным, без звания. Я тогда только после армии вернулся, прошел стажировку в Усть-Илимске. В Усть-Кут попал по распределению. Работал здесь до 2015, после – был переведен в Нижнеудинск, потом пошел на повышение – в Чуну заместителем руководителя отдела.


В течение нескольких лет Антон Карпенко, уверенно двигаясь по карьерной лестнице, работал заместителем руководителя в Тайшете, потом был переведен в следственное управление: сначала во второй отдел по расследованию особо важных дел, потом в четвертый.

Корр.: – Помните ли Вы свое самое первое дело?

Антон Карпенко: – Первое дело… Да, помню: это была взятка сотруднику полиции (291 статья). Водитель-дальнобойщик из Красноярска, на кольце по дороге в аэропорт. И сумма-то была всего 3 тысячи.

Корр.: – Помните ли Вы свои ожидания от работы в Следственном комитете? Когда ехали сюда после армии? Совпали ли они с реальностью? Чего Вы ждали от выбранной профессии и что получили?

Антон Карпенко: – Еще до официального прихода в следственный комитет я был общественным помощником. Деньги за это не платят, но мне все равно было интересно. Я, можно сказать, жил со следователями. Поэтому прекрасно понимал, куда еду и чем придется заниматься.

Корр.: – Почему Вы решили выбрать эту профессию?

Антон Карпенко: – Мне нравится «копаться» в плохом (смеется – прим. автора) и истину устанавливать.

Корр.: – Чем нравится?

Антон Карпенко: – Тут много нюансов. (Задумчиво – прим. автора) Вообще-то хорошего тут мало, на самом-то деле… А вот добиваться результата, когда человек несет наказание – в этом и есть вся суть.

Корр.: – Сегодня выходной, а у вас весь отдел на работе. Чем приходится жертвовать людям, которые приходят в следствие?

Антон Карпенко: – Личным временем, семьей, потому что практически мы и дома не бываем за редким исключением. Да и вообще личными делами своими. Следователь должен полностью посвятить себя работе. Иначе нельзя.

Корр.: – Оно стоит того?

Антон Карпенко: – Я говорю, это призвание! Если человек пришел сюда поработать ради интереса, долго он точно не продержится. В СК есть определенная «текучка»: люди приходят, работают примерно год. При мне были такие случаи. Потом понимают: зачем мне это надо? Сидеть здесь сутками? Для чего? Миллионы же не платят. Поэтому важно, чтоб интерес был к работе.

Корр.: – Вам ведь постоянно приходится сталкиваться с неординарными вещами, душещипательными ситуациями, которые, несомненно, влияют на психику.

Антон Карпенко: – На психику… Мозг со временем будто атрофируется, перестаешь воспринимать все так, как это должно быть, понимая, что это рабочие моменты. Конечно, сострадание есть, но оно глубоко, в душе. Если ко всему так относиться, переживать, работать не сможешь. Мы должны объективно смотреть на ситуацию, оценивать ее с точки зрения закона.

Корр.: – Какое дело, из тех, что Вы вели, запомнилось больше всего, поразило до глубины души?

Антон Карпенко: – В Нижнеудинске у меня было сложное дело: убийство, сопряженное с похищением человека, похищением документов и кражей. Под стражей находились три обвиняемых. Начиналось все так: был найден труп, в течение четырех месяцев дело было не раскрыто. Мне поручили это дело по приезду в Нижнеудинск. Спустя некоторое время преступление было раскрыто.

Корр.: – Сейчас Вы прибыли в Усть-Кут уже на должность руководителя. Чего Вы хотите добиться, какие цели ставите перед собой?

Антон Карпенко: – Передать опыт. Это самое дорогое в нашей работе. Когда-то и нас учили. Знания и опыт ветеранов и коллег, старших по званию, порой бывают важнее самых современных методик расследования.  

Сегодня в Усть-Кутском отделе работают молодые следователи: Николай Александров, Мэргэн Цыбендоржиев. Его Антон Карпенко пригласил на службу, возглавив отдел. Когда-то вместе они работали в Чуне. Дарья Суровцева и Андрей Кованов в Усть-Куте уже давно, за время работы показали себя как ответственные сотрудники, добивающиеся хороших результатов в раскрываемости преступлений. С 2012 года в отделе служит Денис Васильевич Мамонтов, в настоящий момент – заместитель руководителя.

Усть-Кутский межрайонный следственный отдел: о службе, верности профессии и призвании

Андрей Кованов

Корр.: – Как складываются отношения с коллегами?

Антон Карпенко: – Сотрудники следственного отдела – это семья. Большую часть времени мы проводим здесь, в комитете. Видим друг друга, как говорится, 24/7. Поэтому, конечно, мы одна команда.

Корр.: – А как относятся вторые половинки к тому, что часто приходится менять место жительства? Про то, что вы на работе пропадаете, и не спрашиваю: наверняка, привыкли и смирились…

Усть-Кутский межрайонный следственный отдел: о службе, верности профессии и призвании
Татьяна Шпильчак
Усть-Кутский межрайонный следственный отдел: о службе, верности профессии и призвании

Мэргэн Цыбендоржиев

Антон Карпенко: – У меня жена привыкла уже. Я же много объездил. Да, приходится испытывать некоторые неудобства, но что поделаешь? Работа…

Корр.: – Как Вы можете охарактеризовать ситуацию в Усть-Куте? Насколько она сложная в плане преступности? Или все-таки находится на уровне с другими территориями?

Антон Карпенко: – Могу сказать, что ситуация в Усть-Куте нормальная. Потому что когда я приехал сюда впервые, было намного больше криминала. Порой мы выезжали на происшествия по два раза в неделю. По сравнению с другими районами, здесь поспокойнее.

Денис Васильевич Мамонтов – один из самых опытных сотрудников Усть-Кутского межрайонного следственного отдела.

Усть-Кутский межрайонный следственный отдел: о службе, верности профессии и призвании

Денис Мамонтов

Корр.: – Денис Васильевич, почему профессия следователя?

Денис Мамонтов: – Не знаю (смеется, прим. автора). Интересно мне было. Еще в школе когда учился, знал, что пойду на юридический. Окончил университет, встал выбор, куда идти по специальности. Вариантов тут немного: либо полиция, либо комитет. Выбрал комитет.

Корр.: – Не жалел никогда?

Денис Мамонтов: – А о чем жалеть? Работа интересная, разносторонняя. Дела различной категории, преступления всегда совершаются при разных обстоятельствах. Расследования требуют достаточного внимания, усидчивости, применения разносторонних знаний, в том числе и психологии. Все люди разные, но мы к каждому должны найти подход. Зачастую попадаются уже отбывавшие наказания, с непростой судьбой, но с каждым, как бы это ни было сложно, надо постараться найти общий язык. Установить контакт с подозреваемым или свидетелем – это уже успех половины дела.

Корр.: – Из всех сегодняшних сотрудников отдела Вы дольше всех проработали здесь, в Усть-Куте. Какие самые громкие дела из тех, что приходилось расследовать в отделе, Вы помните?

Денис Мамонтов: – Усть-Кут, конечно, не такой большой город, чтобы можно было рассказывать о каких-то громких делах, но все равно они были. Большой общественный резонанс всегда вызывают преступления против половой неприкосновенности, в том числе несовершеннолетних. Сейчас статистика таких преступлений идет на спад. Намного меньше сейчас и убийств.
Нашумевшим делом стал расстрел на трассе нескольких автомобилей, убийство семейной пары. Это преступление расследовалось долгое время, о нем рассказывали в средствах массовой информации.
В моей деятельности чаще встречаются преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних. Я расследовал около 10 таких дел. По всем преступники были осуждены, получили сроки. Были в моей практике и уголовные дела, решение по которым выносил Иркутский областной суд. Вот, например, в 2017 году на протяжении полугода я закончил три уголовных дела по убийствам, подсудным именно Иркутскому областному суду. Все три дела – групповые, подсудимые получили весьма серьезные сроки: от 12 до 23 лет лишения свободы. Это было достаточно напряженное для меня время. Я практически постоянно находился в Иркутске в командировке.

Корр.: – Есть ли такие дела, которые долгое время остаются не расследованными?

Денис Мамонтов: – Да, конечно, есть такая категория преступлений – преступления прошлых лет. Регулярно они рассматриваются. И в последнее время их становится все меньше: меняется и методика расследования преступлений, экспертные учреждения у нас тоже “не дремлют”. Все это позволяет раскрывать дела, подробности которых долгое время были не ясны.

Корр.: Ну что же, мне остается только поздравить всех сотрудников Следственного отдела с профессиональным праздником. Хочу пожелать вам успехов в нелегком труде, стопроцентной раскрываемости, взаимопонимания в коллективе и в семьях, поддержки родных и близких! Помните, что от вашей принципиальной и честной позиции к работе, во многом, зависит спокойствие и благополучие многих людей.

Полина Зубрилина

фото автора

1+

Смотрите также

В Братске девушка попала под колеса автомобиля (фото)

Сегодня в Братске девочка-подросток попала под колеса автомобиля. ДТП произошло напротив Т…